+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Конвенция об оплачиваемых отпусках верховный суд

Содержание

Конвенция об оплачиваемых отпусках верховный суд

Конвенция об оплачиваемых отпусках верховный суд

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Конвенция об оплачиваемых отпусках верховный суд». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

На первый взгляд может показаться, что пропорциональный порядок исчисления отпуска должен применяться каждый год. На самом деле это не так. В статье речь идет о тех годах, когда законодательством страны установлено требование об отработке определенного минимального срока для получения права на полный отпуск. В Трудовом кодексе РФ такое условие предусмотрено только для первого года работы.

По соглашению между работником и работодателем ежегодный оплачиваемый отпуск может быть разделен на части. При этом хотя бы одна из частей этого отпуска должна быть не менее 14 календарных дней.

Конвенция мот об оплачиваемых отпусках и российское законодательство 1

Категоричность формулировки п. 1 ст. 9 Конвенции № 132, видимо, и привела к возникновению слухов о том, что накопленные по разным причинам за прошлые годы оплачиваемые отпуска якобы «сгорают» по истечении 18 месяцев после окончания года, за который полагался отпуск, и даже компенсацию за него уже получить не удастся.

По соглашению между работником и работодателем ежегодный оплачиваемый отпуск может быть разделен на части.

Субъектами международно-правового регулирования труда могут быть различные объединения государств. Например, в настоящее время отдельными полномочиями по такому регулированию обладают члены Содружества Независимых Государств (СНГ).

ДД.ММ.ГГГГ Лысовой Н.Т. была составлена расписка, в которой она признала присвоение денежных средств и обещала их вернуть.

Впрочем, конвенция обязывает работников использовать отпуска в течение 18 месяцев по окончании рабочего года, за который они положены, а ТК РФ предусматривал лишь 12 месяцев, в течение которых неотгулянный отпуск может быть использован, однако в российском законодательстве было закреплено право работодателя перенести отпуск с согласия работника.

Конвенция мот 132 об оплачиваемых отпусках

То есть такая компенсация должна выплачиваться вне зависимости от того, за какой период времени работник не использовал отпуск.

Итак, конвенция устанавливает три основных принципа, в соответствии с которыми формируется право на отпуск. Во-первых, отпуск не может быть короче трех рабочих недель за один год работы, при этом две недели гражданин должен отгулять сразу, не разделяя их на части. С оставшейся частью отпуска можно поступать как угодно: разделить на части в течение года или также отгулять целиком.

По мере необходимости, после консультаций с соответствующими организациями судовладельцев и моряков, где таковые существуют, компетентный орган власти или соответствующий механизм в каждой стране могут принять меры с целью исключения из сферы охвата настоящей Конвенции ограниченных категорий лиц, работающих по найму на борту морских судов.

Совет Федерации ратифицировал международную конвенцию об оплачиваемых отпусках (Конвенция N132). Она принята на 54-ой сессии Генеральной конференции Международной организации труда (МОТ) в Женеве 24 июня 1970 г. и ратифицирована 35-ю странами — членами МОТ.

До вступления в силу Конвенции № 132 продолжают применяться, в частности, положения ст. 127 ТК РФ в редакции, действующей по состоянию на 09.09.2010, в соответствии с которой при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Выражение “год” в настоящей Конвенции означает календарный год или любой другой период такой же продолжительности.

Каждый Член Организации, расширяющий сферу применения настоящей Конвенции в соответствии с пунктом 4 данной статьи в момент ее ратификации, указывает в декларации, прилагаемой к своей ратификации, те категории, на которые распространяется сфера применения, и внесенные необходимые изменения, если таковые имеют место.

Лицо, непрерывно проработавшее не менее шести месяцев, получает при уходе со службы право на отпуск в полтора рабочих дня за каждый полный месяц работы для капитана, офицера, радиста-офицера или радиста и на отпуск в один рабочий день для других членов команды.

«отпускные»: признаем и списываем

Статья 2 1. Каждое лицо, к которому применяется настоящая конвенция, имеет право после непрерывной работы продолжительностью в один год на ежегодный оплачиваемый отпуск, равный по крайней мере шести рабочим дням. 2.

Лицо, уходящее с работы или увольняемое с работы предпринимателем до того, как оно взяло причитающийся ему отпуск, получает за каждый день отпуска, причитающегося ему в силу настоящей Конвенции, вознаграждение, предусмотренное в статье 5.

Положения настоящей Конвенции осуществляются путем национального законодательства или правил в той мере, в какой они не проводятся в жизнь иным путем посредством коллективных договоров, арбитражных решений, судебных решений, официальными органами по установлению заработной платы или любым другим путем, соответствующим практике данной страны с учетом существующих в ней условий.

Каждое лицо, к которому применяется настоящая Конвенция, имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск установленной минимальной продолжительности.

В целях настоящей Конвенции национальное законодательство или правила определяют, после консультаций с соответствующими организациями судовладельцев и моряков, где таковые существуют, какие суда должны рассматриваться как морские.

Не совсем понятно, имел ли в виду законодатель отпуска неиспользованные в установленный срок (например, в случае отзыва из отпуска – 1 год), или неиспользованные вне зависимости от такого срока. Новшества Таким образом, Конвенция № 132 содержит ряд нововведений, которые улучшают положение работников по сравнению с Трудовым кодексом.

Документы, фиксирующие важные трудовые права человека принимались и другими международными организациями. К таким документам можно отнести акты, принятые европейскими региональными объединениями государств (совет Европы, ЕС).

По сути, в п. 1 ст. 9 Конвенции № 132 речь идет лишь о том, что работодатель должен предоставить, а работник должен использовать отпуск в установленный срок. В Конвенции № 132 нет ни слова о том, что неиспользованные дни отпуска могут «сгореть» или «пропасть», о том, что работник может потерять право на их использование или на компенсацию за эти дни.

ДД.ММ.ГГГГ, с ней был заключен трудовой договор, но по обоюдному согласию трудовые отношения были оформлены формально.

Конвенции N 132 Международной организации труда “Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)” (принята в г.

Следует отметить, что действительно, в последнее время распространилась судебная практика, при которой суды удовлетворяют требования работника о выплате ему при увольнении компенсации за неиспользованные отпуска, только за 21 месяцев. Разбивка ежегодного оплачиваемого отпуска на части может быть разрешена компетентным органом власти или другим соответствующим органом в каждой стране.

Настоящая Конвенция применяется ко всякому морскому судну, снабженному механическим двигателем, независимо от того, является ли оно государственной или частной собственностью, занятому перевозкой грузов или пассажиров в коммерческих целях и зарегистрированному на территории, в отношении которой настоящая Конвенция имеет силу.

Ни от кого нельзя потребовать, без его согласия, взять причитающийся ему ежегодный отпуск в порту, не находящемся на той территории, где он нанимался, или не на территории его страны. С учетом этого положения отпуск предоставляется в порту, определенном национальным законодательством или коллективным договором.

Международное законодательство

Обычное вознаграждение, выплачиваемое в силу предыдущего пункта, которое может включать соответствующее пособие на питание, исчисляется так, как это предписано национальным законодательством или установлено коллективным договором.

Рассмотрим их. Но прежде обратим внимание на важный момент. Конвенцией установлено, что отпуск не может составлять менее трех рабочих недель за один год работы. При этом каждый член МОТ, ратифицирующий Конвенцию, указывает продолжительность отпуска в заявлении, прилагаемом к документу о ратификации (ч. 2 и 3 ст. 3 Конвенции).

Минимальная продолжительность отпуска в конвенции составляет три рабочих недели за первый год работы, а российский трудовой кодекс предусматривает 28 календарных дней, вне зависимости от того, сколько проработал работник.

Отпуск после прекращения работы В статье 127 Трудового кодекса РФ установлено, что при увольнении работнику либо выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска, либо все эти дни отпуска он отгуливает и днем увольнения считается последний день отпуска. Конвенция предоставляет увольняющемуся работнику выбор: отпуск, компенсацию или эквивалентное право на будущий отпуск (ст. 11).

Когда неиспользованные отпуска сгорают?

Лицо, продолжительность работы которого в течение любого года меньше той, которая требуется для приобретения права на полный отпуск, предусмотренный в предыдущей статье, имеет право за такой год на оплачиваемый отпуск, пропорциональный продолжительности его работы в течение этого года.

В российском законодательстве непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска составляет не менее 14 календарных дней (ч.

Вопрос о разрешении отстреливать этих пернатых вызвал в Саратовской облдуме гораздо больший интерес, чем отставка одного из депутатов и ряд других проблем.

Верховный суд РФ разъяснил, что если международным договором Российской Федерации, регулирующим трудовые отношения, установлены иные правила, чем предусмотрены трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, то суд применяет правила международного договора (п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2).

Конвенция МОТ № 146 О ежегодных оплачиваемых отпусках морякам

Постановление ВС РФ: Судебные акты отменены, уголовное дело направлено на новое кассационное рассмотрение, поскольку уголовное дело в отношении осужденного было рассмотрено в отсутствие его адвоката.

То есть при увольнении работнику не компенсируются отпуска, время предоставления которых превышает этот 18-месячный период. Но еще в том же 2010 году многочисленные эксперты, в том числе и чиновники, разъяснили, что подобный порядок не применим, поскольку в Трудовой кодекс РФ такие изменения не вносятся.

«Грапарак»: КС будет «взят» взамен ратификации Стамбульской конвенции

ФИО5 в судебном заседании исковые требования не признали, просили в их удовлетворении отказать. Представитель ответчика ходатайствовала о применении последствий пропуска срока на обращение в суд, просила взыскать расходы по оплате услуг представителя в размере 6425 руб.

Так, в РООИ «Перспектива» поступало несколько обращений родственников граждан, проживающих в ПНИ, которые просили юридическую консультацию на предмет правовых возможностей в случае отказа в временном выбытии, в т. ч. гражданину, признанного недееспособным.

Право на использование отпуска за первый год работы возникает у работника по истечении шести месяцев его непрерывной работы у данного работодателя. По соглашению сторон оплачиваемый отпуск работнику может быть предоставлен и до истечения шести месяцев.

Источник: http://vn39.ru/pravootnosheniya/7706-konvenciya-ob-oplachivaemykh-otpuskakh-verkhovnyy-sud.html

Неотгуленный отпуск будет сгорать в 2019 году: Трудовой кодекс, правила для бухгалтеров

Конвенция об оплачиваемых отпусках верховный суд

В данной статье бухгалтер и кадровик найдет исчерпывающую информацию по вопросу, сгорают ли неиспользованные отпуска в 2019 году и как платить отпускные с учетом изменений.

В статье:

  1. Изменения трудового законодательства относительно неиспользованного отпуска
  2. Порядок предоставления неотгулянного вовремя отпуска
  3. Когда допустимо получение компенсации за неиспользованные дни отпуска

Нет оснований считать, что трудовое законодательство в 2019 году стало ущемлять права работников в отношении их права на отдых. Никаких изменений с подобными нормами в Трудовой кодекс не вносилось.

Напомним, что непредоставление положенного ежегодного отпуска работнику в течение двух лет подряд недопустимо. Такая норма содержится в ст. 124 ТК РФ, ее также подтверждают многочисленные решения судов.

Но данная норма относится к работодателям — именно они не вправе препятствовать своевременному отдыху своих сотрудников. В противном случае они привлекаются к административной ответственности.

Вместе с тем, если по каким-то личным причинам работник не смог реализовать свое право на отдых, то никоим образом он это право не теряет. В данном случае он может либо все-таки пойти в отпуск, используя все накопленные дни, либо получить компенсацию при увольнении.

А вот путаница возникла из-за некоторых судебных решений. Разберемся далее.

У работника есть два варианта реализации своего права на накопленные дни отпуска:

  • уход в отпуск;
  • получение денежной компенсации.

Обратите внимание, что заменить денежной компенсацией можно только тот отпуск, который превышает обязательные ежегодные 28 дней (ст. 126 ТК РФ).

Согласно ст. 126 ТК РФ работник вправе получить деньги за 9 дней, а остальные 84 дня ему придется отгулять.

Это не касается случаев увольнения — в подобной ситуации выплата производится за все неиспользованные дни отпуска.

Работник Петров А. В. ни разу не отдыхал с момента своего трудоустройства 1 июля 2016 года. 1 июля 2019 года он обратился с письменным заявлением к работодателю о выплате ему денежной компенсации за все дни отпуска.

При этом увольняться сотрудник не планирует. По условиям трудового договора Петров А. В. работает на условиях ненормированного рабочего дня, за что согласно ст. 119 ТК РФ вправе рассчитывать на 3 дополнительных дня отпуска.

Рассчитаем количество дней компенсации. За период с 1 июля 2016 года по 30 июня 2019 года Петров А. В. накопил:

— основной отпуск 28 * 3 = 84 дня;
— дополнительный отпуск 3 * 3 = 9 дней. 

Расчетчик отпускных

Программа БухСофт рассчитает отпускные автоматически с учетом всех изменений законодательства. Она самостоятельно определит расчетный период, сумму выплат за него и средний заработок, который нужно учесть в расчете. Вы получите готовую сумму отпускных за выбранный период времени. Попробуйте бесплатно:

Регулярные слухи относительно сгорания неиспользованного отпуска возникают по причине ряда судебных решений.

Например, такая позиция отражена в Определении Верховного Суда РФ от 16.05.2018 № 308-ЭС18-4704. А именно — ВС РФ счел, что получить компенсацию за неиспользованный отпуск можно только за 21 месяц работы. Причем даже если фактически человек отработал без отдыха период, гораздо более длинный.

Запрещается непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд, а также непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска работникам в возрасте до восемнадцати лет и работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда. 
 

При этом большинство судей ориентируются на Конвенцию № 132 Международной организации труда «Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)». Она ратифицирована Россией 6 сентября 2010 года.

В статье 9 данного международного документа написано следующее:

«Непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года. А остаток ежегодного оплачиваемого отпуска не позже, чем в течение восемнадцати месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск».

Развеял сомнения Конституционный суд России. В своем постановлении от 25.10.2018 № 38-П  судьи указали, что международная норма говорит совсем не об урезании отпуска.

При этом ч. 1 ст. 127 ТК РФ не устанавливает:

  1. максимальное количество не использованных увольняемым работником дней отпуска, взамен которых ему должна быть выплачена денежная компенсация, 
  2. ее предельные размеры, ни какие-либо обстоятельства, исключающие саму выплату, ни иные подобные ограничения.

Наоборот, норма указывает на необходимость выплаты денежной компенсации за все неиспользованные отпуска. Она предполагает безусловную реализацию работником права на отпуск в полном объеме. Данная позиция по мнению судей согласуется с предписаниями ч. 5 ст. 37 Конституции РФ и с Конвенцией МОТ № 132.

Дополнительно смущает специалистов норма о том, что недопустим отказ в отпуске на протяжении периода более двух лет подряд. Но и этот момент касается ответственности работодателя перед работником и перед проверяющими госорганами. А никак не обнуления количества отпускных дней для физического лица.

Подведем итог. Независимо от периода отсутствия дней отдыха у работника, его отпуск никогда не сгорает.

Подпишитесь на “Упрощенку” на полгода, а читайте 12 месяцев!

До 16 декабря действует самая выгодная акция при подписке на журнал “Упрощенка” — годовая подписка по цене полугодия. Торопитесь оплатить счет. Подарок за подписку — книга “Упрощенка. Годовой отчет 2019”.

16 декабря — последний день акции

Источник: https://www.26-2.ru/art/355110-otpusk-19

Отпуск по новым правилам

Конвенция об оплачиваемых отпусках верховный суд

В России теперь действует Конвенция № 132 Международной организации труда «Об оплачиваемых отпусках». Каковы ее основные нововведения, изменится ли продолжительность отпуска и порядок его предоставления?

Конвенция № 132 была ратифицирована Российской Федерацией в июле 2010 г. и вступила в силу в сентябре 2011 г. Еепервоначальный вариант был принят МОТ (специализированное учреждение ООН) в далеком 1936 г.

В некотором смысле для нас Конвенция № 132 – это пройденный этап. Дело в том, что, согласно одному из основных ее положений, ежегодный оплачиваемый отпуск ни в каком случае не может составлять менее трех рабочих недель за один год работы (п. 3 ст. 3 Конвенции).

Шаг назад?

В нашей стране еще КЗоТ 1971 г. предусматривал, что ежегодный отпуск составляет 24 рабочих дня плюс 4 выходных. Согласно ныне действующему Трудовому кодексу 2001 г., продолжительность ежегодного отпуска составляет 28 календарных дней (ч. 1 ст. 115 ТК РФ). Почему же тогда Конвенция была ратифицирована нашей страной более чем через 40 лет после ее принятия МОТ?

Проблема заключалась в правилах разделения отпуска на части и переноса неиспользованной части отпуска на последующие годы. Согласно Конвенции, разделение может быть разрешено компетентным органом страны – участницы Конвенции, но при этом продолжительность одной из частей не может быть менее двух непрерывных рабочих недель (ст. 8 Конвенции).

Подобного положения не было в КЗоТ, и его введение не представлялось целесообразным. Это обусловлено тем, что в условиях командно-административной экономической системы разделение отпуска и его использование работниками в различные периоды рабочего года не соответствовало интересам предприятий и учреждений.

Труд и МОТ

Интересно отметить, что из 183 стран – участниц МОТ к Конвенции № 132 на данный момент присоединились только 35 стран. В их число не входят такие страны, как США, Канада, Франция, Великобритания и пр.

Помимо России, к Конвенции присоединились некоторые развитые европейские страны – Германия, Италия, Испания, Швеция. Кроме того, участниками также являются такие развивающиеся государства, как Йемен, Мальта, Армения, Украина и др.

Большинство развитых стран не готово поставить перед бизнесом жесткое требование предоставить работникам хотя бы трехнедельный оплачиваемый отпуск. С другой стороны, для стран-лидеров мировой экономики важно сохранить взаимопонимание с мировым сообществом по вопросам социально-трудового характера и избежать возможных санкций.

Конвенция и Трудовой кодекс

Прежде чем обсудить наиболее важные положения Конвенции, давайте рассмотрим вопрос о ее соотношении с действующим отечественным законодательством, в частности, Трудовым кодексом. Документы во многом схожи, однако, как мы увидим далее, существуют некоторые различия. Кроме того, возникает вопрос: будет ли применяться Трудовой кодекс или все же Конвенция имеет приоритет?

Конвенция МОТ № 132 по своей правовой природе является международным договором РФ. Следовательно, в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, Конвенция является составной частью правовой системы.

И если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила договора.

Следовательно, Конституция устанавливает приоритет конвенций над внутренним законодательством.

Читаем устав

Вместе с тем необходимо отметить, что наша страна является членом МОТ и, следовательно, на нее распространяются положения Устава этой организации (принят в 1919 г.).

Он содержит важное положение о том, что ратификация какой-либо конвенции любым членом МОТ не должна рассматриваться как затрагивающая какой-либо закон, судебное решение, обычай или соглашение, которые обеспечивают более благоприятные условия для трудящихся, чем те, которые предусматриваются конвенцией (п. 8 ст. 19 Устава).

Таким образом, в случае коллизии положений Конвенции № 132 (равно как и любой иной конвенции МОТ) и Трудового кодекса, Конвенция не подлежит применению, если ухудшает положение работников по сравнению с Трудовым кодексом.

Предоставление ежегодного отпуска

Как уже отмечалось, согласно Конвенции минимальная продолжительность отпуска составляет три рабочих недели за один год работы (п. 3. ст. 3 Конвенции). При этом термин «год» означает календарный год или любой период такой же продолжительности, определенный страной-участницей (п. 2 ст. 4 Конвенции).

В России применяется концепция «рабочего года», когда стаж работы исчисляется с даты заключения трудового договора с ним. Например, если работник принят с 1 ноября 2011 г., то именно от этой даты будут отсчитываться годы его работы в данной организации.

Положения п. 1 ст. 4 Конвенции предусматривают следующее. Если продолжительность трудоустройства работника меньше той, которая требуется для приобретения права на полный отпуск, то работник все же вправе уйти в отпуск за этот год и его длительность должна быть пропорциональна отработанному времени.

Действующий Трудовой кодекс не предусматривает пропорционального предоставления отпусков. Поэтому право на использование отпуска возникает только по истечении 6 месяцев непрерывной работы (ч. 2 ст. 122 ТК РФ). Следовательно, положения Конвенции предоставляют работникам более широкие права.

Праздники и выходные

Конвенция предусматривает, что государственные и национальные праздники и нерабочие дни, независимо от того, приходятся они на период ежегодного отпуска или нет, не засчитываются как часть ежегодного отпуска (п. 1 ст. 6 Конвенции). В Трудовом кодексе упоминается лишь только то, что нерабочие праздничные дни, приходящиеся на период отпуска, не включаются в число календарных дней отпуска (ч. 1 ст. 120 ТК РФ).

Таким образом, формулировка Конвенции шире и создает более благоприятные условия для работника, поскольку включает и нерабочие дни, которыми могут быть, например, выходные дни. Это достаточно важное положение, поскольку на практике работодатели зачастую включают в дни отпуска работника примыкающие к ним выходные дни.

Например, если работник уходит в отпуск на неделю и в заявлении указывает 5 календарных дней без учета выходных – с понедельника по пятницу – работодатель прибавляет также субботу и воскресенье как дни отпуска. Получается, что работник использовал 7 дней отпуска.

Права работодателя

Время предоставления отпуска также порой является непростым вопросом для согласования между работодателем и работником.

Конвенция закрепляет, что время предоставления отпуска, если оно не определено иным способом, определяется работодателем после консультаций с работником или его представителями (п. 1 ст.10 Конвенции). При этом должны учитываться потребности предприятия в рабочей силе и возможности для отдыха, доступные работнику (п. 2 ст. 10 Конвенции).

Отечественный Трудовой кодекс схожим образом предусматривает, что график отпусков утверждается работодателем(выделено автором) с учетом мнения органа первичной профсоюзной организации (ч. 1 ст. 123 ТК РФ).

Таким образом, оба документа предусматривают право работника на отпуск, которое ограничено правом работодателя определить время его использования (за исключением отдельных категорий работников, которым отпуск предоставляется по их желанию в удобное для них время).

При этом Конвенция, в отличие от Трудового кодекса, предусматривает факторы, которые необходимо принять во внимание при определении времени предоставления отпуска. Это, с одной стороны, производственные интересы работодателя, а с другой – возможности для отдыха работника.

Разделяй и отдыхай

Конвенция допускает возможность разделения ежегодного оплачиваемого отпуска на части (ч. 1 ст. 8 Конвенции). При этом одна из частей отпуска должна составлять по меньшей мере две непрерывные рабочие недели (ч. 2 ст. 8 Конвенции).

Аналогично, Трудовой кодекс предусматривает, что по соглашению между сотрудником и работодателем ежегодный оплачиваемый отпуск может быть разделен на части, хотя бы одна из которых не может быть менее 14 дней (ч. 1 ст.

125 ТК РФ). При этом согласно ч. 1 ст.

124 ТК РФ, в исключительных случаях, когда предоставление отпуска может неблагоприятно повлиять на работу организации, допускается перенесение отпуска (в том числе целиком) на следующий год.

Конвенция же предполагает, что минимум две недели отпуска должны быть использованы в текущем году (п. 1 ст. 9 Конвенции). Стоит отметить, что на практике перенос отпуска на следующий год не всегда связан с производственной необходимостью. Довольно часто работник в силу различных причин просит работодателя перенести отпуск на следующий год или предоставить денежную компенсацию.

Использование оставшейся части отпуска

Одним из важных нововведений Конвенции стало следующее положение.

Остаток ежегодного отпуска, не использованный в текущем году, может быть использован не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания года, за который он предоставляется.

Например, если работник принят 1 ноября 2011 г., то в первом рабочем году (до 1 ноября 2012 г.) нужно использовать как минимум 14 дней отпуска, а оставшиеся дни – не позднее 1 мая 2014 г.

В связи с этим возникло опасение, что работники утратят право на использование остатков отпусков после указанных 18 месяцев, в том числе тех, которые накопились к моменту вступления Конвенции в силу.

Однако российское право предоставляет в данном случае более широкие гарантии работникам, поскольку ч. 1 ст. 125 Трудового кодекса не устанавливает предельный срок использования оставшейся части отпуска.

Правила переноса

Существуют лишь два исключения из указанного правила.

Во-первых, если отпуск перенесен на следующий год: так как отсутствие работника может неблагоприятно повлиять на работу организации (ч. 1 ст. 124 ТК РФ), отпуск должен быть использован в течение 12 месяцев после окончания того рабочего года, за который он предоставляется.

И, во-вторых, схожим образом: если работник отозван из отпуска, неиспользованная в связи с этим часть отпуска должна быть предоставлена в течение текущего рабочего года или присоединена к отпуску за следующий год (ч. 2 ст. 125 ТК РФ).

Удлиненный отпуск

Трудовым кодексом помимо ежегодного основного отпуска для отдельных категорий работников предусмотрен, в частности, удлиненный основной отпуск, продолжительность которого превышает 28 календарных дней (ч. 2 ст. 115 ТК РФ). Кроме того, есть дополнительные оплачиваемые отпуска (ст. 116 ТК РФ).

Конвенция же предполагает несколько иное. А именно: любая часть ежегодного отпуска сверх установленной минимальной продолжительности (для России, согласно оговорке, это 28 календарных дней) может быть отложена на период, превышающий 18 месяцев, но не выходящий за определенные отдельно установленные пределы (п. 2 ст. 9 Конвенции).

Необходимо отметить, что в настоящее время Трудовым кодексом указанные пределы не установлены. Следовательно, остатки удлиненного отпуска, превышающего 28 календарных дней, и дополнительных отпусков могут быть использованы и по истечении 18 месяцев, прошедших после окончания года, за который соответствующие отпуска предоставлены.

Отказ от права

Конвенция прямо запрещает (признает недействительными) соглашения об отказе от права на минимальный ежегодный оплачиваемый отпуск (ст. 12 Конвенции). По всей видимости, данное положение следует толковать как отказ работника от права на отпуск в принципе (не в конкретном году), зафиксированное в соглашении с работодателем.

В России право работника на ежегодный основной отпуск, продолжительность которого определена законом, закреплено на уровне Конституции (ч. 5 ст. 37). То есть соглашение об отказе от права на отпуск также считается недействительным как ограничивающее конституционные права человека.

Интересно, что Трудовой кодекс предусматривает, что непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд запрещено (ч. 4 ст. 124 ТК РФ). То есть работник может отказаться от использования отпуска по тем или иным причинам, но не более двух лет подряд.

Денежная компенсация

В ст. 12 Конвенции признается недействительным соглашение о неиспользовании отпуска с заменой его компенсацией в денежной или иной форме. С точки зрения приведенных выше положений Конституции подобное соглашение также недействительно.

При этом Трудовой кодекс допускает, что часть ежегодного оплачиваемого отпуска, превышающая 28 календарных дней, может быть заменена денежной компенсацией.

Аналогично, при суммировании (перенесении) ежегодных оплачиваемых отпусков денежной компенсацией могут быть заменены часть каждого из отпусков, превышающая 28 календарных дней, или любое количество дней из этой части (ч. 1, 2 ст. 126 ТК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 127 ТК РФ, при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска. На практике толкование этого положения может вызвать сложность. Не совсем понятно, имел ли в виду законодатель отпуска неиспользованные в установленный срок (например, в случае отзыва из отпуска – 1 год), или неиспользованные вне зависимости от такого срока.

Новшества

Таким образом, Конвенция № 132 содержит ряд нововведений, которые улучшают положение работников по сравнению с Трудовым кодексом. Это, в частности, положения о пропорциональном отпуске (п. 1 ст.

4 Конвенции), исключении выходных дней из продолжительности отпуска (п. 1 ст. 6).

Важным также представляется уточнение, что при предоставлении отпуска необходимо учитывать не только производственные интересы работодателя, но и возможности для отдыха, доступные работнику (п. 2 ст. 10).

Поскольку Конвенция после ее ратификации стала частью правовой системы Российской Федерации, работники вправе ссылаться на ее положения при защите своих трудовых прав, например, в суде.

Положение, обязывающее работника использовать остаток отпуска в течение 18 месяцев после окончания года, за который он предоставлен (п. 1 ст.

9 Конвенции), не подлежит применению до внесения соответствующих изменений в Трудовой кодекс.

Законодатель пока не торопится приводить положения Трудового кодекса об оплачиваемых отпусках в соответствие с Конвенцией. Следовательно, до внесения соответствующих изменений в Трудовой кодекс гарантии для работников в отношении отпусков сужены не будут.

Журнал Консультант

c2f.ru

Источник: https://hr-portal.ru/article/otpusk-po-novym-pravilam

Решение Верховного суда может повлиять на появление срока давности для выплат за неиспользованный отпуск

Конвенция об оплачиваемых отпусках верховный суд

Верховный суд обязал компанию компенсировать работнику только 49 дней неиспользованного отпуска, а во взыскании остальной суммы отказал. Эксперт делится мнением, что произойдет, если это решение станет прецедентным.

В июне 2017 года Арбитражный суд Ростовской области постановил, что при увольнении работника полагающаяся ему компенсация за неиспользованный отпуск не может выплачиваться более чем за 49 дней. Всё, что свыше, оплате не подлежит.

Данный судебный акт был обжалован несколько раз, дело даже дошло до Верховного суда РФ, который в мае 2018 года подтвердил законность вынесенного решения и тем самым поставил окончательную точку в данном споре (определение Верховного суда РФ от 16 мая 2018 г. № 308-ЭС18-4704).

Широкой публике вряд ли стало известно об этом решении, хотя оно довольно показательно и с высокой долей вероятности может обернуться неприятностями как для работника, так и для работодателя, ведь в России таким образом может появиться срок давности использования работником отпуска.

В данной статье мы хотели бы помочь обеим сторонам трудовых отношений разобраться в нюансах нового подхода к исчислению суммы компенсации за неиспользованный отпуск, выплачиваемой при увольнении, с тем, чтобы избежать наступления негативных последствий.

Если работник не ходил в отпуск, компания обязана выплатить компенсацию при увольнении

В соответствии с Трудовым кодексом РФ работникам предоставляются ежегодные оплачиваемые отпуска. По общему правилу продолжительность ежегодного отпуска составляет 28 календарных дней.

Трудовой кодекс исходит из важности предоставления работникам отпусков. Об этом свидетельствуют такие его положения, как:

  • невозможность заменить отпуск денежной компенсацией;
  • ограничение случаев, когда работник может быть отозван из отпуска;
  • продление отпуска, если работник заболел во время нахождения в отпуске, и другие.

Непредоставление отпуска в текущем году и его перенос на следующий год допускается лишь в исключительных случаях и только с согласия работника. Непредоставление отпуска в течение двух лет подряд категорически запрещается.

Тем не менее, бывают ситуации, когда работник не использует в течение года положенный ему отпуск: иногда по собственной инициативе, а иногда и по воле работодателя. В таком случае при увольнении (независимо от основания увольнения) работнику выплачивается денежная компенсация за все (без каких-либо ограничений) неиспользованные отпуска.

По мнению ВС РФ, платить нужно только за 49 неиспользованных дней 

Однако то самое майское решение Верховного суда РФ, с которого мы начали эту статью, показало, что в ближайшем будущем у отпуска может появиться срок давности.

Верховный суд РФ пояснил, что основным назначением ежегодного отпуска является предоставление работнику времени для отдыха, а не получение сотрудником дополнительных доходов.

Сложившаяся же в последние годы практика, когда на момент увольнения у сотрудника накапливалось несколько десятков, а то и сотня неиспользованных дней отпуска, свидетельствует о том, что работники не реализуют свое право на положенный им отдых.

Верховный суд РФ решил вмешаться в ситуацию и постановил, что компенсация за неиспользованный отпуск, выплачиваемая работнику при увольнении, не может предоставляться более чем за 49 дней отпуска.

Для определения количества дней отпуска, подлежащих компенсации, Верховный суд РФ руководствовался нормами Конвенции Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках» (далее – Конвенция МОТ). Россия ратифицировала данную Конвенцию, из чего следует, что в нашей стране ее положения обязательны для применения.

Конвенция МОТ говорит о том, что работник должен использовать ежегодный отпуск не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Если по прошествии указанного времени работник не потребовал у работодателя предоставить ему отпуск, то значит, по логике Верховного суда РФ, работник не заинтересован в его получении.

И компенсация при увольнении в связи с неиспользованием отпуска может быть выплачена работнику только за указанные 18 месяцев плюс за 3 дополнительных месяца, в течение которых у работника есть право обратиться в суд с требованием о взыскании с работодателя такой компенсации.

Таким образом, работник имеет право получить компенсацию за неиспользованный отпуск за период, равный 21 месяцу (18 + 3).

За один месяц работнику полагается 2,33 дня отпуска (28 календарных дней ежегодного отпуска / 12 месяцев года). Умножаем 21 месяц на 2,33 дня и получаем те самые 49 дней, о которых ведет речь Верховный суд РФ. И не важно, что по факту у работника осталось 50 дней отпуска или больше, – за них, согласно новому подходу Верховного суда РФ, компенсация уже не полагается.

Чем это грозит работнику? Тем, что если уйти вовремя в отпуск ему не разрешает работодатель, мотивируя это большим объемом работы, и работник не отдыхает год, два, три и более, то при увольнении он может получить компенсацию только за 49 дней отпуска. Остальные дни неиспользованного отпуска работнику при увольнении компенсированы не будут.

Для работодателя это тоже может обернуться негативными последствиями. Если он выплатит работнику компенсацию за более чем 49 дней, то в дальнейшем такую «переплату» может оспорить при проверке налоговый орган. Кроме того, собственники компании могут обратиться в суд с требованием взыскать излишне выплаченную компенсацию с генерального директора.

Чтобы избежать негативных последствий, работникам хотелось бы посоветовать требовать от работодателя отпуск, а при его несогласии – обращаться с жалобой в трудовую инспекцию и в органы прокуратуры.

Работодателям же можно порекомендовать не чинить работникам препятствий по использованию ежегодного отпуска, ведь, как ни крути, отдохнувший работник имеет более высокую производительность, что в результате обернется для компании только благом.

Источник: https://www.tspor.ru/article/2390-otpusk-est-li-u-nego-srok-davnosti

КС: Суды ограничивают право работников на получение компенсации за неиспользованные отпуска

Конвенция об оплачиваемых отпусках верховный суд

Конституционный Суд проверил конституционность ч. 1 ст. 127 «Реализация права на отпуск при увольнении работника» и ч. 1 ст. 392 «Сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора» Трудового кодекса РФ.

Суды взыскали компенсацию за неиспользованные отпуска только за последние полтора года

Конституционность законоположений оспаривал в числе прочих гражданин М.В. Данилов, который в декабре 2015 г. был уволен в связи с сокращением штата работников Института теоретической и экспериментальной физики.

Поскольку при увольнении ему не была выплачена компенсация за не использованные в 1997–2012 гг. отпуска, в марте 2016 г. Данилов обратился в суд с иском о взыскании компенсации, процентов за задержку ее выплаты и о возмещении морального вреда.

Однако в удовлетворении требований ему было отказано.

Ссылаясь на п. 1 ст.

9 Конвенции Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках», суд первой инстанции пришел к выводу, что по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении срок обращения в суд составляет 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск. Из них 18 месяцев составляют предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный Конвенцией, и 3 месяца – срок для обращения за судебной защитой, установленный ч. 1 ст. 392 ТК РФ. Таким образом, был сделан вывод, что истец мог обратиться в суд не позднее 2014 г.

Это решение поддержал суд апелляционной инстанции. В 2017 г. Данилову было отказано в передаче жалоб для рассмотрения судом кассационной инстанции. После этого он обратился в КС с жалобой, в которой утверждал, что положения ст.

127 и 392 ТК позволяют работнику обратиться в суд с требованием о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска только в течение 21 месяца после окончания того года, за который ему должен был быть предоставлен отпуск, и по истечении этого срока лишают работника возможности получить компенсацию при увольнении, нарушая его право на отдых.

В похожей ситуации оказались другие заявители. К.В. Кондаков, В.В. Сероногов и А.С. Шахов работали в ЗАО «Делойт и Туш СНГ» и в апреле-мае 2016 г. были уволены по собственному желанию. В августе 2016 г. были частично удовлетворены их исковые требования о взыскании заработной платы, оплаты не использованных в 2004–2016 гг.

дней отпуска, компенсации за несоблюдение сроков выплаты этих денежных сумм и о возмещении морального вреда.

В пользу Кондакова и Сероногова взысканы компенсация за неиспользованные отпуска лишь за период, составляющий 21 месяц, предшествующий дню их увольнения, а также компенсация за задержку выплаты этих денежных сумм и компенсация морального вреда.

В остальной части иска отказано, включая требования, заявленные Шаховым. Суд первой инстанции признал необоснованными доводы истцов о том, что положения Конвенции МОТ в их случае не подлежат применению, поскольку ст. 127 ТК установлен более высокий уровень гарантий в части реализации работником права на отпуск при увольнении.

При этом суд указал на отсутствие у них препятствий в реализации права на отпуск в период работы. В 2017 г. апелляция согласилась с этим решение. В передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании было отказано. В жалобе в КС заявители просили признать положения ст.

127 и 392 ТК не соответствующими Конституции, поскольку они препятствуют гражданам в реализации права на получение при увольнении компенсации за все неиспользованные отпуска.

КС постановил пересмотреть решения судов с учетом его правовых позиций

Конституционный Суд рассмотрел дело по жалобам заявителей и 25 октября 2018 г. вынес Постановление № 38-П. В нем КС указал, что ст. 127 ТК устанавливает необходимость выплаты компенсации за все неиспользованные отпуска и согласуется с предписаниями Конституции и со ст.

11 Конвенции МОТ, в силу которой работнику после прекращения трудовых отношений с работодателем предоставляется оплачиваемый отпуск, пропорциональный продолжительности периода его работы, за который отпуск ему не был предоставлен, либо выплачивается компенсация или предоставляется эквивалентное право на отпуск в дальнейшем.

КС напомнил, что до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 272-ФЗ требования о выплате компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении могли быть предъявлены в суд на основании ч. 1 ст. 392 ТК не позднее 3 месяцев со дня увольнения. В настоящее время на такие случаи распространяется срок, определенный ч.

2 этой же статьи, который составляет один год со дня прекращения трудового договора. Как отметил Суд, указанный срок предназначен для регулирования процессуальных отношений между работником и работодателем, а не трудовых, включающих такой компонент, как компенсация, причитающаяся работнику за неиспользованные отпуска при увольнении.

Также Конституционный Суд пояснил: с учетом того, что ст. 127 ТК предусматривает выплату компенсации за все неиспользованные отпуска и ст.

395 ТК не содержит ограничений в отношении периода, за который уволенный работник может предъявить к работодателю требования о выплате компенсации, в рамках правового регулирования, действовавшего до вступления в силу Закона № 272-ФЗ, такие требования удовлетворялись в полном объеме.

Однако после ратификации Россией Конвенции МОТ правоприменительная практика утратила единообразие в связи с различным пониманием п. 1 ее ст. 9.

Согласно этому пункту непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, составляющая по меньшей мере две рабочие недели, предоставляется и используется не позже чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска – не позже чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Отдельные суды, как и рассматривавшие дела заявителей, исходят из того, что для защиты права на компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении допускается применение срока, составляющего 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск. Соответственно, требования, предъявленные в суд по истечении 21 месяца, оставлялись без удовлетворения.

Прямо противоположные решения принимаются судами, которые толкуют положения ст. 9 Конвенции МОТ как устанавливающие лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора и не ограничивающие определенный ст. 127 ТК объем права увольняемого работника на получение компенсации за неиспользованный отпуск.

КС пришел к выводу, что п. 1 ст.

9 Конвенции МОТ, устанавливающий 18-месячный срок, в течение которого работнику должна быть предоставлена оставшаяся часть неиспользованного отпуска, предназначен для обеспечения права на отпуск путем его использования теми работниками, которые продолжают трудиться, и не рассчитан на применение к уволенным, а истечение этого срока не может влечь за собой прекращение права на часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации. Следовательно, положения ст. 9 Конвенции не затрагивают право работника на получение компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого он может обратиться в суд с требованием о ее взыскании.

Таким образом, подытожил Суд, истолкование судами п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ вопреки смыслу, который был вложен в данную норму, а также ее применение во взаимосвязи с ч. 1 ст. 392 ТК повлекли за собой недопустимое ограничение прав на отдых и судебную защиту. Положения же ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст.

392 ТК не ограничивают право работника на получение при увольнении компенсации за все неиспользованные отпуска и не лишают его права на взыскание денежных сумм независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный отпуск, при условии обращения в суд в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

Вместе с тем КС подчеркнул, что законодатель вводил компенсационную выплату, исходя из необходимости обеспечения права на отдых, а не в качестве замены ею отпуска, что не позволяет рассматривать ст. 127 ТК как способ накопления отпусков с целью последующего получения денежной компенсации за них.

Соответственно, суд, устанавливая в ходе рассмотрения спора о выплате компенсации за неиспользованные отпуска основания для удовлетворения заявленных требований, должен оценить совокупность обстоятельств дела.

Решения по делам заявителей жалоб Суд постановил пересмотреть, с учетом выявленного конституционно-правового смысла оспариваемых норм.

Юристы – о неоднозначном разъяснении КС и пресечении порочной судебной практики

Адвокат АП г.

Москвы Вадим Кудрявцев отметил, что количество дел по нарушениям трудовых прав граждан в России постоянно увеличивается в судах, в том числе и по выплатам компенсаций за неиспользованный отдых в случае увольнения, и постановление КС окажет положительное влияние на судебную практику. В заключение он добавил, что трудовое законодательство РФ по многим параметрам устарело и, по его мнению, будет скоро меняться, так как в обществе, особенно после пенсионной реформы, в сфере трудовых отношений назревают изменения.

Комментируя последнее разъяснение Суда, руководитель группы трудового и спортивного права юридической фирмы ЮСТ Александр Ксенофонтов выразил мнение, что КС сделал важную и справедливую оговорку: при решении вопроса о выплате компенсации судам необходимо исследовать, что именно привело к накоплению задолженности по отпуску и не было ли такой причиной злоупотребление правом со стороны работника. «КС недвусмысленно намекнул работникам, что в случае недобросовестных действий с их стороны, которые приводят к накоплению задолженности по отпуску, суд может отказать во взыскании компенсации в определенной части», – пояснил он.

Между тем юрист фонда «Общественный вердикт» Николай Зборошенко, представлявший интересы Кондакова, Сероногова и Шахова в СОЮ и подготовивший для них жалобу в КС, отметил, что последнее разъяснение Суда может иметь непредсказуемые последствия.

«Надеюсь, указанный фрагмент имел своей целью лишь ограждение работодателей от злоупотреблений правом со стороны работников, имеющих полномочия по документированию предоставления отпусков, то есть в случаях, когда работник фактически был в отпуске, но не оформлял его в рамках локальной системы документооборота», – подчеркнул он.

Вместе с тем, по мнению юриста, постановление КС изменит судебную практику, «приведя ее в более-менее предсказуемое русло».

С коллегой согласился руководитель судебной практики АНО «Институт права и публичной политики» Григорий Вайпан, представлявший интересы Кондакова, Сероногова и Шахова в Конституционном Суде. По его словам, КС пресек массовую практику судов, которые ограничивали право работников на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении.

Григорий Вайпан рассказал, что совместно с коллегами они изучили и направили в КС материалы судебной практики из 45 российских регионов за период с 2013 по 2018 г. Порочная практика была обнаружена в 27 регионах.

Так, суды ограничительно толковали право работника на получение денежной компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении как минимум в 21 регионе: в Москве, Башкортостане, Карелии, Коми, Забайкальском крае, Ханты-Мансийском автономном округе, Архангельской, Владимирской, Волгоградской, Вологодской, Калининградской, Кемеровской, Костромской, Курганской, Липецкой, Саратовской, Тамбовской, Тверской, Тульской, Тюменской и Ульяновской областях. По словам юриста, в этих регионах суды считали, что право на получение компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении ограничено, поскольку ч. 1 ст. 9 Конвенции МОТ устанавливает сроки реализации права на отпуск, и поэтому работник должен обратиться в суд с требованием о выплате компенсации в течение 21 месяца после окончания года, за которые предоставлялся отпуск. В противном случае работник терял право на компенсацию.

Еще в 6 регионах на уровне областных и приравненных к ним судов отсутствовала единообразная практика. «Например, Нижегородский областной суд ранее приходил к выводу об ограниченном характере права на компенсацию неиспользованного отпуска, однако в 2017 г.

изменил свою позицию и начал удовлетворять требования, выходящие за пределы 21-месячного срока. Напротив, Самарский областной суд в 2017 г. изменил свою практику в противоположном направлении.

В Верховном Суде Кабардино-Балкарской Республики, Приморском краевом суде, Хабаровском краевом суде и Санкт-Петербургском городском суде разные судебные составы занимают противоположные позиции по рассматриваемому вопросу», – пояснил Григорий Вайпан.

Он также перечислил 18 регионов, в которых суды не ограничивали право работника на получение денежной компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении: Бурятия, Чувашия, Красноярский край, Московская, Белгородская, Воронежская, Иркутская, Ленинградская, Магаданская, Новосибирская, Оренбургская, Орловская, Ростовская, Рязанская, Свердловская, Смоленская, Томская и Челябинская области.

Григорий Вайпан подчеркнул, что КС пришел к недвусмысленному выводу о неконституционности пресекательного срока на получение компенсации за неиспользованные отпуска: при увольнении работник вправе воспользоваться всеми накопленными днями отпуска либо получить денежную компенсацию за все неиспользованные дни в полном объеме. «Это дело примечательно тем, что оспариваемые заявителями положения ст. 127 и 392 ТК по своему буквальному смыслу не вызывали нареканий. По сути, речь шла об ошибочном толковании этих положений со ссылкой на Конвенцию МОТ. Так что КС в этом деле фактически выступил в роли суда кассационной инстанции, – отметил он. – Закон позволяет Конституционному Суду оценивать проверяемую норму с учетом того смысла, который ей придается правоприменительной практикой. И в нынешних реалиях мы видим, как КС все более активно берет на себя работу Верховного Суда по исправлению очевидных судебных ошибок в толковании и применении законодательства».

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-sudy-ogranichivayut-pravo-rabotnikov-na-poluchenie-kompensatsii-za-neispolzovannye-otpuska/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.